Эх, подъесаул... "Судьба, которую трудно назвать типичной..." Подобные судьбы в наших городах и селах обыденность. Наши бабушки и дедушки вынесли столько горя и страданий - они все сейчас у престола Господня!

Я читал эти строки, и сердце рвала мысль: судьба этой семьи - это маленькая частичка Голгофы, на которую взошла моя страна в двадцатом веке...


Недавно к атаману Майкопского казачьего отдела Кубанского казачьего войска есаулу Владимиру Удалову обратился инвалид 2-й группы Виктор Шинов с необычной просьбой – помочь ему привести в порядок могилу его бабушки-казачки Анны Шиновой. Эта просьба была передана атаману районного казачьего общества подхорунжему Александру Данилову, который и организовал работу. Казаки привели порядок на могиле и покрасили оградку.

В беседе с Виктором Шиновым выяснилась удивительная судьба его бабушки и её детей, которую трудно назвать типичной.

Шинова Анна Яковлевна (урождённая – Погребняк Ганна Яковлевна) родилась 18 марта 1889 года в селе Охочем Старосалтовского уезда Харьковской губернии в семье бедняка-крестьянина, предки которого были выходцами из Запорожской Сечи. По рассказам отца и деда Анны (Ганны) они перебрались на харьковщину с острова Хортица после разгона Запорожской Сечи регулярной армией по приказу светлейшего князя Григория Потёмкина-Таврического. Основная часть уже бывших запорожских казаков спустя годы двинулась с семьями на Дон и Кубань, чтобы отвоёвывать для Российской империи новые земли, а другие, в том числе и предки Ганны, стали землепашцами на Украине.

Семья Ганны была многодетной, но малоземельной, т.к. большинство детей Погребняков были девочками, а потому каждую осень с 1900 года отец отводил Ганну до весны в наймы в богатые харьковские семьи работать горничной. Зарабатывала она за сезон (с сентября по май) в среднем 4 -5 рублей. На эти деньги отец покупал ей и младшим дочерям одежду и обувь, сладости. А в один из сезонов даже купил, немного добавив своих сбережений, плохонькую кобылку, которая вскоре от тяжкого труда и недокорма испустила дух, так до конца и не вспахав крошечный земельный надел своих новых и бедных хозяев.

Когда Ганне исполнилось шестнадцать лет, её выдали замуж за пришедшего раненым из-под Порт-Артура казака Мартышко Ивана Матвеевича. Жениху было 43 года, и познакомились они только на собственной свадьбе. В 1907 году родился их первенец – Василий, потом через каждые 1,5 – 2 года – ещё семеро детей: Наташа, Ирина, Евдокия, Сергей (1921 г.), Агриппина, Николай (1924 г.), Фёдор (1926 г.).

До 1933 года все жили большой, дружной семьёй. Первенец Василий к тому времени уже закончил техникум речного пароходства и работал капитаном колёсного парохода на реке Печёре, женился, растил двух сыновей. Другие дети, кроме Агриппины, которая с детства была парализована, учились в школе и ФЗУ.

«Благодаря» всеобщей коллективизации и неурожаю 1932 – 1933 г.г. на Украине, как и в ряде областей России, начался голодомор. Вымирали целыми семьями. Уезжать куда-либо было строжайше запрещено. На каждой станции и полустанке стояли заслоны войск ОГПУ – НКВД, да и без паспортов куда уедешь, ведь сельская местность по тем законам была не паспортизована.

Ганна с мужем Иваном отдавали свои «последние куски» детям. Детей сумели спасти, а вот муж Иван умер от голода и старых ран в 1933 году. Спасти семью в тех условиях мог только бог и тогда, невзирая на антирелигиозную пропаганду и запреты, Ганна вновь стала регулярно посещать местный храм. Настоятель храма, узнав, что у неё одной осталось на руках семеро детей, в том числе одна - парализованная, «сосватал» её с таким же горемыкой Иваном Шиновым (у того в тот же год умерла жена и он остался один с четырьмя детьми). Перед венчаньем и регистрацией Иван поставил условие: дать свою фамилию её сыновьям Николаю и Фёдору (Василий был уже взрослым), т.к. девочка по меткому украинскому выражению – «затягни рядно» (выйдут замуж и всё равно поменяют фамилию). Ганна согласилась, да и парни были довольны – не будут больше их в школе обзывать «мартышками» и «обезьянами». Так, хлопцы стали Шиновыми, а не Мартышко.

Жизнь новой большой семьи была трудной, но самое страшное было еще впереди. В июне 1941 года на харьковском вокзале провожали на фронт Сергея, который, прощаясь, вдруг сказал, что знает, что не вернётся. Уговоры не помогли, он продолжал твердить, что прощается с семьёй навсегда. Вскоре ушёл на фронт и погиб в первом же бою муж Иван. )
Маршал Баграмян:



Адмирал Кузнецов:



Группенфюрер Гейдрих:



А еще много-много кавайных генералов, адмиралов и эсэсманов, включая Гитлера и Сталина в клюквенном сообществе.
.

Profile

zuof8: (Default)
zuof8

Most Popular Tags

Powered by Dreamwidth Studios

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags